Блестящие головы

busl

комитет по развитию хардкора

Previous Entry Share Next Entry
Известный математик Семен Кутателадзе сформулировал десять тезисов о реформе науки и образования
Блестящие головы
busl
Оригинал взят у vovney в Известный математик Семен Кутателадзе сформулировал десять тезисов о реформе науки и образования


Известный математик Семен Кутателадзе сформулировал десять жестких тезисов о реформе науки и образования.

1. Качества детей не изменились. Сентенции в стиле «дети не те пошли» или «да, были люди в наше время» — просто симптомы старения, исчерпания ресурсов собственного таланта. Часто вспоминают гениев прошлого, забывая, что гении — исключения, связанные с биологическим разнообразием и некоторыми случайностями.

2. Талант — универсальная адаптивность, способность человека приспосабливаться к любым условиям, то есть менять либо себя либо условия.

3. Гений — мутант в мемофонде своего времени. Гены передаются биологически. Мемы — социально. Запас мемов homo sapiens на порядки выше, чем у любого вида других представителей животного мира. Поэтому человек — царь природы.

4. Народы — это популяции. Главный резерв их сохранения и бессмертия — упорядочение, сохранения и передача мемов. Наука — накопленный объективный запас мемов. Образование — передача набора важных мемов данной популяции. Национальная наука — это наука на родном языке. Задача человечества сохранить здоровый генофонд и здоровый мемофонд. Первую задачу решает медицина, а вторую — социальные системы народов, в большей части навязанные власть имущими. Мы видим как быстро распространяются латентные мемы каннибализма в форме расизма, фашизма, ксенофобии, сохранения мессионерства конфессий и преступных сообществ. Некоторые социальные болезни лечатся, но большинство из них сохраняется в латентной форме. Все народы носители не только добра, но и зла. Иная точка зрения ведет к расизму.

5. Разнообразие — благо, а не недостаток. Это ко всему относится, в том числе к организации науки и образования. Сибирское отделение АН СССР и Новосибирский государственный университет реализовывали принципы Петра и Лейбница. Университет и гимназия в России должны были функционировать при академии. Кстати сказать, Сибирского отделение сначала задумывалось как АН РСФСР и всегда финансировалось через бюджет РСФСР. Потом довольно быстро поняли, что АН РСФСР не нужна — академии союзных республик не выдерживали сравнения с большой Академией. АН СССР разрушалась вместе с деградацией СССР, но более медленно. Академия и унитарное образование были скрепами советского общества. Такую же роль играли крупная промышленность и ВПК. Задача реформаторов, в головах которых царил полный хаос и сплетение самых примитивных представлений о капитализме и социализме, громогласно заявлялась как разрушение этих скреп. Среди головки реформаторов практически не было ни идеологов, ни крупных ученых, ни руководителей производств, ни конструкторов. Циников же и лицемеров с партбилетами КПСС недостатка не наблюдалось.

6. Реформы в России осуществлялись не носителями новых социально-экономических идей для страны, не диссидентами, а догматиками в руководстве КПСС и демагогами от общественных наук вроде научного коммунизма. Большим ударом по науке и образованию в стране стала замена коллективного руководства единовластием. Единовластие президента сродни самодержавию, отвергнутому большинством населения Российской империи. Все элементы демократии в обществе стирались, сохраняясь отчасти в АН и высшей школе. Наука и образование не управлялись деньгами и сохранили известную свободу мнений и выборность. Прошло время и эти элементы гражданского общества уничтожены почти полностью. ФАНО — последний плевок в академические свободы. Но надо помнить, что современная РАН — это симулякр Академии, созданной по заветам Петра. РАН создана в параллель АН СССР, туда были проведены сомнительной чистоты выборы, а затем АН СССР была ликвидирована с кооптацией членов АН СССР в РАН и передачей под управление РАН хозяйства АН СССР. Так что РАН уже несла в себе зародыш будущего ФАНО. Фактически самоуправление, поддерживаемое властями, сохранилось только у крупных конфессий. Власти России ограничили понимание свободы через научное творчество и приветствуют откровенный догматизм и мракобесие. Регресс налицо.

7. Надо понимать коренное различие между фундаментальной наукой и образованием. Передовая наука фрактальна — точки роста непредсказуемы. Топологически к передовому фронту науки простых гладких путей нет. Образование устроено противоположным способом. Учить надо, равномерно расширяя сферу уже полученных учеником знаний.

8. Реформы в сфере науки и просвещения никакой нет — есть силовая победа чиновников над академическим сообществом. Лозунги и аргументы пропагаторов реформы, если сбросить глянец и сдуть дымовые завесы, сводятся к одному: «цель оправдывает средства». Объявленная цель — повышение конкурентоспособности РАН на мировом рынке. Средства — механизмы перехвата управления. Конкурентоспособность науки — цель ложная и к науке отношения не имеет. Факты и концепции абсолютны и ни с чем не конкурируют. Теорема Пифагора не конкурирует с законами Кеплера. Конкурентноспособность науки — оксюморон. Цель науки — познание истины, получение, сохранение и передача знаний, а вовсе не конкурентоспособность на мифическом рынке каких-то услуг. Цель науки и образования в России — безопасность и благоденствие нашей страны. Наука вне академических свобод под эффективным менеджментом спецслужб — ноухау времен Манхэтенского проекта и проекта Энормоз.

9. Чтобы сохранить науку, ученые не должны подыгрывать власти в ее безумных начинаниях. Кормить коров шоколадным жмыхом и оценивать научную продукцию по числу цитирований — вещи примерно одной природы. Печально, что основные источники этих идей в нашей стране — некоторые ученые, в которых стремление к простым числовым регуляторам пересилило трудный поиск объективной оценки исследований. Импакт-фактор очень напоминает кнут надсмотрщика, так как гонит толпу ученых туда, где толкотни больше. Ученым помоложе стоило бы подумать, какие их выдающиеся организационные идеи типа внедрения импакт-факторов, борьбы за рейтинги и мегагранты перехватили чиновники и почему эти идеи стали главными инструментами развала науки и образования.

10. Пора прекратить щебетать о какой-то представительной демократии в науке. Наука — тирания истины. Пожизненное членство в Академии наук доказало свою полезность, не позволив эффективным менеджерам расправиться с выдающимися учеными, без которых никакие институты по их специальностям просто не нужны. А вот превращать институты РАН в дома престарелых — разрушительное безумие. Академия наук — сосуд и ковчег фундаментальных знаний. Наука в России — это наука на русском языке. Ученые нашей страны сохранят науку в России при всех превратностях судьбы. Мракобесие, карьеризм, людоедство, лженаука, решение научных проблем административными методами будут локализованы и разбиты. Другого пути у России нет.

Автор — Семен Кутателадзе. Фото — из архива автора.

(с) оригинал статьи

?

Log in

No account? Create an account